» » Любовный треугольник

Любовный треугольник

742 0

«С тех пор прошел год, целый год…» - подумал я, проснувшись утром 30 мая. А ведь тогда, в этот самый день ровно год назад, было такое же сияющее утро, также ярко светило солнце. И все же, тогда все было иначе – на соседней, пустой теперь подушке, посапывала она. Тогда еще ни я, ни она не знали, что это и было наше последнее утро – такое тихое и безмятежное, каким, наверно, только и бывает последнее утро счастливой жизни.

А началось все давно – 5 лет назад, когда я поступил на первый курс. Помню 1 сентября. Нас, студентов факультета менеджмента, собрали в одной аудитории и долго рассказывали о том, как важна наша будущая профессия, и какую огромную пользу мы принесем обществу. Тогда мое внимание привлекла девушка – она была такой хрупкой, такой тонкой и изящной, что ее хотелось взять на руки, посадить к себе на колени, обнять и защитить от всего, что есть злого на свете. На перемене, когда новоиспеченные одногруппники знакомились друг с другом, она стояла немножко поодаль. Я подошел к ней и просто сказал: «Привет. Меня зовут Игорь». Она улыбнулась в ответ и произнесла: «Наталья». Так и состоялось наше знакомство.

Сентябрь пролетел быстро. Мы чувствовали себя взрослыми, гордились тем, что теперь получаем высшее образование, учимся в университете. С Натальей мы иногда общались, изредка ходили вместе к остановке, встречались в институтском буфете. Она очень нравилась мне, но как к ней подступиться, я не знал. Зато неожиданно стал общаться с другой девушкой – Полиной. Мы вместе смеялись, дурачились, подолгу болтали по телефону, ходили гулять. Мне было с ней легко и хорошо, и я даже подумал: «Зря говорят, что не бывает дружбы между мужчиной и женщиной. Ведь я же встретил Полинку!». Как-то мы с Полиной пошли после пар гулять в парк, потом долго сидели на лавочке и разговаривали обо всем на свете, был замечательный вечер, и я решил рассказать о своих чувствах к Наталье и о том, что я совсем не знаю, как мне привлечь ее внимание. Она слушала меня с серьезным лицом, а потом улыбнулась и сказала: «Я видела, что тебе нравится Наташа, просто ждала, когда ты сам мне об этом расскажешь. Я разговаривала с ней, и мне показалось, что она тоже неравнодушна к тебе». Когда я услышал эти слова, моей радости не было предела. В тот же вечер Полина рассказала мне, что влюбилась. «Его зовут Станислав, он удивительный! Мы вместе уже месяц, и я так счастлива!» - говорила Полина, и ее глаза сияли. Я был рад за подругу, рад, что узнал, что нравлюсь Наташе, и мне казалось, теперь все будет хорошо, мы все будем счастливы. Если бы я только знал тогда, как переплетутся наши судьбы!

Наступила зима. Мы с Наташей начали встречаться, иногда гуляли втроем с Полиной. Она взахлеб рассказывала о Станиславе, о том, какой он необыкновенный, и как сильно она его любит. Я же в это время сильнее сжимал руку Наташи и думал: «Какое счастье – у меня есть любимая девушка и замечательная подруга!».

Это безоблачное счастье длилось до лета – пока однажды теплым июньским вечером мне не позвонила Полина. С трудом сдерживая рыдания, она сказала, что ее бросил Станислав. Я, естественно, тут же помчался спасать подругу. Она плакала целыми днями, и я все время был рядом. Держал ее за руку, просил поесть хоть немного, как мог, веселил ее. С Наташей у нас уже тогда начались проблемы. Она ревновала меня к каждому столбу, запрещала общаться с другими людьми. Когда после разрыва со Станиславом я поддерживал Полину, Наташе это не нравилось, она просила меня перестать видеться с подругой, плакала, закатывала истерики, иногда могла не разговаривать со мной по несколько дней, потом снова плакала. Сначала я списывал такое поведение
Наташи на ее чрезмерную эмоциональность, но со временем оно начало меня напрягать. Внешне я был к ней все так же внимателен, дарил подарки, писал нежные сообщения, но внутри я чувствовал: что-то сломалось в наших отношениях, что-то перегорело, а может, и не существовало вовсе. Я продолжал по инерции встречаться с Наташей, но все чаще ловил себя на мыслях и мечтах о Полине. После их расставания со Станиславом, мне казалось, мы сдружились еще сильнее. Много времени проводили вместе, но, поскольку теперь, при одном лишь упоминании имени Полины, Наташа закатывала истерику, я врал ей, что занят и отключал телефон. Так прошли еще полгода. Полина тосковала по Станиславу, а я влюблялся в нее все сильнее и продолжал встречаться с Наташей.

Все изменила одна ночь. Мы с Полиной тогда были в ночном клубе, танцевали до упаду, заказывали коктейль за коктейлем. Мой дом находился недалеко от клуба, а Полине нужно было ехать к себе через весь город, и я предложил ей остаться. Она согласилась. Эту ночь мы провели вместе. Утром я проснулся раньше нее, пошел на кухню, сварил себе кофе. Мне было страшно, что будет, когда она проснется. Я боялся: вдруг она скажет, что все было ошибкой и никогда больше не повторится? Она вышла на кухню минут через двадцать. Молча налила себе кофе, села за стол, обхватила голову руками, а потом вдруг подняла на меня глаза и спросила: «Что же нам теперь делать? Как мне смотреть в глаза Наташе?». Я не знал ответов на эти вопросы, я знал только одно: меня все сильнее и сильнее тянет к Полине. Мы наскоро позавтракали и разными маршрутками поехали в университет. Я видел, как Полина отводит взгляд от Наташи, видел любовь в глазах своей девушки и чувствовал, что этой ночью предал ее и, самое ужасное, не жалею об этом. Я знал, что хочу быть с Полиной, и знал, что ничего меня не остановит. Так и случилось. Мы стали встречаться за спиной у Наташи. Здесь, наверное, возникает вопрос: почему я не расстался с Наташей, и окончательно не ушел от нее к Полине? К сожалению, не все так просто. Полина любила Станислава, тосковала по нему и искала с ним встречи. Я знал, что она не захочет быть со мной, быть моей, что она не воспринимает наши отношения, как нечто серьезное, и потому не рвал с Наташей окончательно: ведь всегда приятно, когда есть кто-то, кто тебя любит. Так продолжалось полгода, а потом однажды, когда мы с Полиной пришли ко мне после пар, лежали на кровати и болтали, ей позвонил Станислав. Я сразу узнал мелодию, которая играла у нее в телефоне на его звонок, и в сердце неприятно кольнуло. Он предложил встретиться, и она, конечно, согласилась. Я видел счастье в ее глазах, и мое сердце разрывалось на части. На следующий день она позвонила мне и сообщила «радостную» новость. Казалось, она даже не понимает, как больно делает мне, я с удивлением понял, что, несмотря ни на что, так и остался для нее просто другом. Мы практически перестали видеться, а наши редкие встречи происходили в кафе – она как будто боялась приходить ко мне домой. Я стал больше внимания уделять Наташе, но чувствовал, что моей влюбленности в нее не осталось и следа. Однажды я спросил у Полины, знает ли Станислав о том, что было между нами. Она ответила: «Нет. Я не смогла ему сказать». Это было странное время. Я ревновал Полину дико, одновременно с этим, боялся, что Станислав причинит ей боль. Боялся и все же хотел, чтобы это случилось. И действительно, спустя несколько месяцев, они вновь расстались. Я снова утешал Полину, снова врал Наташе, а через месяц мы с Полиной снова оказались в одной постели. Я понимал, что она не любит меня, что хочет забыться, отвлечься от бесконечных мыслей о Станиславе, мне было больно от этого, но по-другому я тоже не мог. Лгать Наташе было невыносимо, она все время звонила, проверяла, где я нахожусь, закатывала истерики. Естественно, в нашей группе все видели и понимали, что происходит. Мне было противно и неприятно думать, что одногруппники попросту смеются над Наташей, над ее наивностью и абсолютным незнанием жизни. Все шло своим чередом, мы просто текли по течению. Отношения с Наташей становились все более тяжелыми, мне было трудно видеться с ней, не нравилось к ней прикасаться. Как-то я сказал Полине, что хочу расстаться с Наташей. Мне показалось, что в ее глазах промелькнул испуг, и она стала уговаривать меня подумать еще, не бросать Наташу сейчас. Я знал, что, на самом деле, Полина просто боялась, что, расставшись с Наташей, я стану ограничивать ее свободу, требовать к себе больше внимания. Я успокоил Полину, сказал ей, что подумаю.

Думал я еще год, за это время отношения с Наташей стали чисто формальными, но она, казалось, этого не замечала. С Полиной мне по-прежнему было хорошо, но я знал, что она все еще тоскует по Станиславу. И вот, на четвертом курсе, в октябре, я позвал Наташу гулять и сказал ей, что ухожу от нее. Она плакала, бросалась мне на шею, просила остаться, говорила, что сделает для меня все, что угодно, но я был тверд в своем решении. Она спрашивала: «Почему?», а я не мог ей сказать правду, не мог сказать, что полюбил другую и изменяю с ней практически с самого начала наших отношений. Я молча обнимал Наташу, гладил ее содрогающиеся в рыданиях плечи и думал, что это, возможно, первый за долгое время такой искренний вечер.

Так совпало, что как раз в это время моя мама уехала на заработки в Испанию, и я остался один в пустой квартире. Полина переехала ко мне. Мы перестали скрывать свою связь, и я знал: Наташа решила, что наши отношения начались сейчас, после расставания с ней. Мне казалось, что Полина стала смотреть на меня по-другому, каким-то ясным взглядом. Мы жили вместе, собирались завести собаку, я был счастлив, мне казалось, что теперь у нас настоящая семья – такая, о какой я всегда мечтал.

Все разрушилось в один день. Мы решили устроить себе романтический ужин. Купили креветки, фрукты, шампанское, зажгли свечи. Полина надела маленькое черное платье, которое я так люблю. Мы включили французскую музыку и сели за стол. Казалось, нас ожидает прекрасный вечер. Вдруг раздался звонок в дверь. Я открыл дверь и не поверил своим глазам. Передо мной стояли Станислав и Наташа. Наташа держала в одной руке небольшую веточку цветущей яблони, а в другой – коробку конфет в форме сердечка. Я видел, как мышцы ее лица подрагивают от напряжения. Станислав держался молодцом. «А мы к вам на чай», - почти весело сказал он. Краем глаза я видел, как меняется лицо подошедшей посмотреть, кто пришел, Полины. Станислав, по-видимому, понял, что он единственный из всех присутствующих сохранил способность более или менее здраво мыслить, и взял инициативу на себя. С улыбкой сказал: «Мы с Полиной, наверное, пойдем разговаривать в комнату, а вы с Наташей идите на кухню».

Мы прошли на кухню. Наташа положила на стол конфеты и какое-то время сидела молча, обрывая листики на веточке. Я слышал из комнаты тихие голоса Полины и Станислава. Слов разобрать не мог, но мне казалось, что Полина плачет. Я сидел, опустив голову, и не мог заставить себя поднять глаза на Наташу. Вдруг она заговорила, а точнее, закричала. Она кричала, что я обманывал ее два года, что изменял ей, разбил ее сердце и никогда ее не любил, что теперь она никогда не сможет поверить другому человеку. Я не мог ей возразить, потому что знал: она говорит правду, и я действительно предал ее. Я пытался вставить хоть в слово в бесконечный поток ее речей, но она, разозлившись до предела, ударила меня по лицу этой злосчастной яблоневой веточкой. «Что ж, - промелькнуло у меня в голове, - я это заслужил». В проходе появились Станислав и Полина. Она все так же плакала, на его лице читалось страдание. Он позвал Наташу, и они ушли.

Мы с Полиной долго не могли уснуть в ту ночь. Выпили всю валерианку в доме. Каждый думал о своем. Мне было плохо от всего, что наговорила Наташа, но в глубине души меня беспокоило другое - блуждающий взгляд Полины, я почти физически ощущал, что она где-то далеко, не со мной. И даже когда во сне она обняла меня, ее прикосновение было другим, не таким, как обычно. Утром нас разбудил телефонный звонок. Полине звонил Станислав. Она вышла разговаривать с ним в другую комнату, а я сидел, прислонившись к стене и закрыв глаза, старался не думать ни о чем. Прошло много времени прежде, чем я почувствовал, как Полинина рука коснулась моих волос. Я открыл глаза и увидел ее заплаканное лицо. Она улыбнулась мне сквозь слезы и сказала: «Мы договорились встретиться с ним через полчаса. В последний раз. Нам нужно поговорить обо всем и поставить точку». Я кивнул. Она поцеловала меня в лоб, собралась и уехала. Мне хотелось уснуть и не знать, что происходит, хотелось просто не существовать. Я лежал в постели – без книги, без телевизора и интернета. Все свои силы я тратил на то, чтобы не думать, чтобы только не думать ни о чем. Так прошел день. Полина не возвращалась и не звонила. Она позвонила в час ночи и голосом, в котором тщетно старалась скрыть свое счастье, сказала, что они со Станиславом снова вместе, что она любит его и хочет быть с ним. Я был спокоен, ни о чемее не спрашивал. Когда мы попрощались, я бросил телефон в стену. На следующий день Полина приехала за своими вещами. Я предложил ей чаю, она отказалась. Уходя, она повернулась ко мне и сказала: «Прости меня. Прости за все, но это сильнее меня». Из окна я видел, как она садилась в машину Станислава.

С того дня прошел год. На пятом курсе я перевелся на заочное отделение, и в универе мы встречались редко, а при редких встречах – только здоровались. Я начал встречаться с замечательной девушкой, которая любит и ценит меня. Но иногда ночью мне снится Полина. После этих снов я просыпаюсь разбитым и, кажется, еще острее чувствую свое одиночество.

Тома Балаева

скачать шаблон для dle скачать бесплатно фильмы